agps i gz

 лого 300 на 120

centr gz

aocc

gps ao

ych metod centr

Полезные ссылки
Суббота, 03 Декабрь 2016
b_0_0_0_10_images_photo_news_vodolaznue.jpg

С начала года на водоемах Архангельской области погибли 73 человека. Практически во всех этих случаях тела утонувших поднимали водолазы.

Найти погибших сразу удается далеко не всегда. Зачастую приходится проводить в воде целый день, а иногда и приезжать повторно.

В Поморье водолазная служба в рамках проведения аварийно-спасательных работ зародилась в 90-е годы, в штатной структуре Управления ГО и ЧС Архангельской области. На сегодняшний день спасательные службы Архангельской области (это областной Центр гражданской защиты, северный филиал Госакваспаса МЧС России, Коряжемская служба спасения) насчитывают 23 специалиста, аттестованных на проведение водолазных работ. Всего в области порядка 50 профессиональных водолазов.

Работа водолаза – крайне тяжелый труд, тяжел он и морально, и физически. Водолаз работает в темноте, часто - в условиях пониженных температур, со всех сторон окружен враждебной стихией. Всё это усугубляется и целью погружения – поиском утонувшего, чьи родственники, убитые горем, ждут на берегу. Водолаз может находиться под водой до 8 часов – дальше может наступить переохлаждение. Время работы ограничивает количество воздуха в баллонах (при интенсивной работе его хватает на полчаса). В среднем водолазный специалист проводит под водой 60 часов в год.

«Нужно обеспечивать не только безопасность населения на водных объектах, но и уделять больше внимания безопасности самих водолазов», - считает начальник Агентства государственной противопожарной службы и гражданской защиты Архангельской области Александр Уваров. Этой теме – безопасности подводных спусков – была посвящена встреча, участие в которой приняли представители целого ряда структур: Агентства государственной противопожарной службы и гражданской защиты Архангельской области, Северного филиала Госакваспаса МЧС России, станции скорой медицинской помощи, Архангельской областной клинической больницы, Беломорской военно-морской базы, 2-го объединенного авиаотряда, Северного государственного медицинского университета, Архангельского политехнического техникума.

Когда кровь закипает...

Водолазные спуски опасны сами по себе, но есть и чисто профессиональные травмы глубоководников, связанные с повышенным давлением газовой и воздушной среды – декомпрессионная болезнь и баротравма легких. «Что такое декомпрессионная болезнь? В воздухе, которым дышит дайвер, в больших количествах присутствует азот. Азот, в отличие от кислорода, не участвует в газообмене, т.е. не усваивается организмом, а накапливается в нем. Если человек поднимется с большой глубины слишком быстро, в тканях и жидкостях тела образуются пузырьки азота, образуя в сосудах препятствия наподобие тромбов. Кровь у пловца буквально закипает. Человек выныривает, давление на организм резко понижается, и пузырьки азота рвутся вместе с тканями. При тяжелой форме декомпрессионной болезни смерть от закупорки и разрыва сосудов наступает мгновенно», - объясняет водолазный специалист областного Центра гражданской защиты Вадим Марьянчик.

Риск дайвера

Смертельно опасный азот может находиться в организме долгое время без особого вреда, но в любую минуту их могут привести в действие различные обстоятельства. Например, человек решит попариться в бане – а это строго запрещено после нахождения на глубине! Маленькая частичка азота, притаившаяся в одном из сосудов, начнет расти, и ее действие в итоге будет сходно с действием тромба – происходит закупорка сосуда и остановка сердца. Вызвать понижение давления, которое гибельным образом сказывается на человеке, может и авиаперелет - с азотным отравлением нельзя подниматься на высоту более 800 м. Кстати, нередко в такую ситуацию попадают курортники, занимающиеся дайвингом на заграничных морях. Турист вдоволь насмотрелся на подводную фауну, чувствовал себя прекрасно, и на следующий день полетел домой на высоте 10000 м. В полете стало дурно, один из симптомов – зачесалось тело (это азот в мышечной ткани дает о себе знать). По возвращении домой эти люди ходят по врачам, безуспешно пытаясь вылечиться, и ни врач, ни пациент не могут увязать недомогание с совершенной когда-то подводной прогулкой.

Всё это не относится к фридайвингу, ведь эти экстремалы ныряют без акваланга и под водой не дышат, поэтому азот в организм не попадает.

Баротравмы и их лечение

Существуют различные виды баротравм. Баротравма – это физическое повреждение органов тела, вызванное разницей давлений между внешней средой (газом или жидкостью) и внутренними полостями. Что касается баротравмы легких, в этой ситуации происходит растяжение или разрыв легочной ткани. В тяжелых случаях возникает пневмоторакс (разрыв плевральной полости - легочной оболочки). К таким травмам может привести не только нахождение на глубине. Так, ни в коем случае нельзя вдыхать из выключенного или пустого баллона. Таким образом пустые сжатые легкие растягиваются и рвутся. Симптомы баротравмы легких – боли в грудине, кашель, слабость.

Чтобы избежать баротравм и декомпрессионной болезни и максимально быстро ликвидировать их последствия, для спусков ниже 12 м. необходимы барокамеры. Барокамера повышает давление в организме, чтобы затем плавно его понизить и сымитировать медленный, правильный подъем с глубины на поверхность. Таким образом азот выводится из организма. Человек, находясь на суше, постоянно испытывает давление примерно в 1 атм – это так называемое абсолютное давление. При погружении на глубину каждые 10 м прибавляется по атмосфере – это называется избыточным давлением. Чтобы реабилитировать человека со средней и тяжелой формой декомпрессионной болезни, необходима барокамера, способная обеспечить давление, равносильное погружению на 100-метровую глубину. Ни одно лечебное учреждение Архангельской области не обладает такими барокамерами. Пострадавшим с легкой формой ДКБ способны оказать помощь в 1-й городской больнице Архангельска и областной клинической больнице. Данные медучреждения имеют оборудование для оксигенобаротерапии – оно обеспечивает давление, эквивалентное 20-метровой глубине, и предназначено для лечения других заболеваний, но в некоторых случаях подойдет и для дайверов.

Когда врачи не спят по пять суток

У профессионалов-глубоководников развивается хроническая декомпрессионная болезнь - азот накапливается в костях и не выводится. Чтобы не оказаться в инвалидном кресле, примерно раз в месяц водолазы вынуждены посещать барокамеру.

Очень хорошая декомпрессионная камера есть на катере «Водолаз Сазонов» Морской спасательной службы Росморречфлота (это подразделение относится к Минтрансу и служит для выполнения подводно-технических работ). У Беломорской военно-морской базы имеется глубоководный водолазный комплекс, включающий в себя барокамеру - бочку длиной около 4 м и внутренним диаметром 1,6 м с двумя отсеками, в которых может поместиться и пациент, и врач. В северном филиале Госакваспас действует маленькая барокамера, рассчитанная на одного человека. Присутствие врача очень важно, ведь лечение тяжелых форм заболевания может длиться несколько суток, такая нагрузка непосильна для одного специалиста. Так, в Сочи двое медиков Южного регионального поисково-спасательного отряда почти не спали пятеро суток – им нужно было неотступно находится рядом с «тяжелым» пациентом.

В Архангельской области таких докторов – единицы. В спасательном ведомстве водолазную медицину представляет Ольгерт Ильин, врач Северного филиала Госакваспас, один из лучших представителей своей профессии в системе МЧС по результатам 2014 года. Такие специалисты в большом количестве не нужны, всё-таки случаи глубоководных болезней для нас редкость. Но присутствие хотя бы одного сотрудника, «подкованного» в водолазной медицине, необходимо в каждой крупной больнице.

Все глубоководные гражданские спуски в основном связаны с нефтедобычей. Глубоководное бурение нуждается в ремонте и обслуживании оборудования. Обслуживание месторождений нефти и газа в Арктике – самая актуальная тема, развитие шельфа идет полным ходом и необходимость подготовки водолазов будет только расти. Подводно-технические работы стараются по возможности механизировать, но телеуправляемыми роботами можно обойтись далеко не всегда – нужны человеческие руки. Водолазы-глубоководники штурмуют глубины до 500 м! Школы, выпускающие таких специалистов, работают в США, Италии, Норвегии, ЮАР. При спусках на глубины ниже 60-80 м водолазы дышат не воздухом, а особой кислородно-гелиевой смесью. Начиная с 30-метровой глубины происходит так называемое азотное опьянение, или глубинная болезнь. Азот обладает наркотическим действием и оказывает на центральную нервную систему опьяняющее и снотворное действие.

Если спуски профессиональных водолазов строго регламентируются и за состоянием пловцов следят, то дайверы-любители ныряют совершенно бесконтрольно, не руководствуясь никакими правилами. В Архангельской области пока нет дайвинг-центров, есть лишь клубы. Наши аквалангисты любят Голубинские пещеры в Пинежском районе, Светлые озера в Приморском районе. Очень перспективны в плане дайвинга Соловки. На Пинежье были отмечены случаи гибели спелеодайверов.

До 200 аквалангистов ежегодно гибнет от глубинной болезни и баротравм на Дальнем Востоке: люди устраиваются неофициально добывать морские деликатесы. Естественно, ни о каких барокамерах и медобслуживании незарегистрированных работников речи не идет.

В России пока не выработана единая система оказания помощи водолазам. Несогласованность действий различных экстренных служб может привести к трагедии. Вот недавний случай в Волгограде: на 30-метровой глубине мужчина получил баротравму легких. Пострадавшего были готовы принять в специализированном учреждении с барокамерой, но «скорая помощь» решила действовать в соответствии с инструкцией и повезла больного в обычный стационар. Несколько часов транспортировок из одной больницы в другую закончились фатально – пострадавший скончался. Подобных прецедентов в Поморье пока не происходило.

Участники встречи были единодушны в том, что в Архангельской области необходимо наладить систему взаимодействия и выработать единый порядок действий по оказанию помощи таким пострадавшим, провести ревизию оборудования, консолидировать имеющиеся ресурсы, знания и опыт. Что касается подготовки специалистов, в СГМУ учат врачей, занимающихся профессиональными патологиями, но нет обучения водолазной специфике. Получить соответствующую квалификацию можно за несколько месяцев в МГМУ им. И.М. Сеченова (Москва) и МАПО (Санкт-Петербург). В планах на 2015 год – приобретение барокамеры для НИИ полярной медицины СГМУ, где можно будет проводить лечение и учебу, а также приобретение транспортной и стационарной барокамер для центральной спасательной станции Центра гражданской защиты Архангельской области. Опытом будут делиться и с медиками из районов области.

  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий

Телефоны экстренных служб для абонентов всех операторов мобильной связи Архангельской области

112 — единая служба спасения;
101 — служба пожарной охраны;
102 — полиция;
103 — скорая медицинская помощь;
104 — аварийная служба газовой сети.

Телефоны доверия

8 8182 216-428 — УМВД России по Архангельской области;
8 8182 421-616 — региональное управление ФСКН России по Архангельской области;
8 8182 299-999 — ГУ МЧС России по Архангельской области.

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты и нажмите на кнопку внизу формы, если вы хотите получать нашу рассылку

Последние комментарии

Гость (Прохожий)
Видел сие мероприятие с берега. Уважуха, как пилот...
Гость (Пешеход)
Молодежь. И куда гнали? Ладно сами, но ребенок за ...
Гость (Гость)
И это центр города!!! Переселить всех мэрских в эт...